Чего ты ждешь, душа героя?…


В день торжественного митинга на Саур-Могиле наша газета познакомилась с необычными людьми. Корреспондентам «Снежное-Информ» они представились как Региональное патриотическое объединение, занимающееся поиском и захоронением останков советских воинов, которые героически пали в боях за родную землю. Одно из направлений деятельности — поля боев вокруг Саур-Могилы, куда Дмитрий Орлов, Анатолий Феоктистов с товарищами, предварительно изучив архивы и историческую литературу, прибыли из Луганской области в очередную археологическую «экспедицию». Иногда по одной-единственной вещице или маленькому кусочку вещи можно восстановить и события полувековой давности, и… часть, откуда солдат, и даже — реже, правда — имя и фамилию героя. А потом? Потом хороним с почестями, как подобает, имеем даже лицензию на захоронения… Вы бы знали, в скольких случаях мы оказались единственной «ниточкой» между погибшим в 43-м героем и его сегодняшними родственниками! Которые так прямо и благодарят: «Если бы не вы, ни за что не узнали бы, как погиб во время войны наш прадедушка — до сегодняшнего дня он так и считался бы «без вести пропавшим»…


Только одно огорчает наших собеседников. Впрочем, слово «огорчает» здесь мало подходит — скорее, возмущает и требует вмешательства правоохранителей! А именно, такое явление, как «черная археология». Есть такие, кто тоже идет «по местам боевой славы», но только не с такой благородной целью, как наши собеседники. «Черные» археологи мало интересуются историческим прошлым и поиском неизвестных солдат. Да и «откапывать» предпочитают больше немецких убитых, чем наших, объясняя просто: «немец» лучше «упакован», а значит — есть, чем поживиться… «Черные» идут для того, чтобы брать. Чужое, пролежавшее вместе с погибшим хозяином больше полувека в земле, но все равно имеющее хоть какую-то материальную ценность. Это про них когда-то очень точно написал Андрей Вознесенский в знаменитой поэме «Ров»: «Черный, словно чума, извлекал черепа и коронок выдергивал ряд. Человек отличается от червя: черви золото не едят!» 


В среде археологов существует поверье, если останки солдата не предать земле как положено, то душа погибшего никогда не сможет найти покой. И тогда солдат считается убитым во второй раз. Кроме материального вреда от «черных» существует огромный моральный: останки солдат находят замотанными в пакеты в близлежащих посадках, в лучшем случае их сбрасывают обратно в раскоп. На распаханном поле, вблизи хутора Тараны было очень много раскопов, длились он по всему периметру поля. Некоторые из них достигали размеров два на три метра. По размерам можно сказать, что здесь была раскопана «братская могила». «Мы исследуем не только место, где была оборонительная траншея, а также работаем за несколько метров перед ней, исследуем все ответвления, ведь у нас есть точный план расположения оборонительных сооружений тех лет. В прошлый раз, в одном из ответвлений мы нашли сразу шесть солдат. Какой урон нанесли черные археологи истории передать нельзя! Ведь личности солдат, находившихся в раскопах, установить будет намного сложнее, скорее всего, невозможно», — говорит Дмитрий. 

Из всего вышесказанного остается вопрос: куда смотрят правоохранительные органы, пограничники, ведь как только на поле приехала археологическая группа – это становится известно в поселке. Приходит участковый, интересуются пограничники. А здесь, как говорят местные, черные археологи работали больше шести дней и их никто не заметил!!! На месте засыпанных раскопов мы нашли свидетельства того, что здесь были погибшие. На фото Анатолий Иванович в руках держит защелку с ремня солдата, в других местах были обнаружены кости погибших. 

Так неужели из-за наживы мы можем так халатно относиться к своей истории, к памяти наших дедов? А ведь они отдали за нас свои жизни!

Сергей Пешехонов. Фото автора.


Фотогалерея

20120604102137.jpg